vihrbudushego (vihrbudushego) wrote,
vihrbudushego
vihrbudushego

Categories:

ЗУЛЕЙХА ОТКРЫВАЕТ ГЛАЗА, ИЛИ ОПУСТИТЕ МНЕ ВЕКИ…



Так получилось, что съёмки сериала про Зулейху не прошли мимо меня. Съемочная группа консультировалась со мной и брала у меня кое что из реквизита, а ребята из нашего клуба «Витязь» участвовали в массовке пару раз. Поэтому первую серию сериала я посмотрел. И так как ажиотаж и ожидания, царящие в обществе Татарстана, были весьма значительны, то тоже хочу высказаться.

Унылое повествование получилось. И всё неправда…

Знающие люди говорят, что актёры играют хорошо. Наверное. Точно не говорящие головы на экране. Я в этом, как и в литературных достоинствах книги разбираюсь на уровне понравилось–не понравилось, поэтому оставлю разбор этой части сериала специалистам.

А вот то, в чем я разбираюсь…

Татарский быт показан в сериале никак. Татарские дома изнутри горбылём не обшивались. Они чисты и нарядны. В доме и на дворе чистота. Дом, двор и приусадебные постройки заведены под одну крышу. То место где снимали – «Татарская усадьба» около Свияжска – при всем моем уважении к ее создателям не отражает этнографических реалий конца 1920-х.
Татарские женщины, особенно после рождения первого ребёнка, вовсе не такие забитые. Поэтому обобщать не надо. Но спишем забитый образ Зулейхи на конкретную обстановку в отдельно взятой семье. Так сказать, в семье не без урода. И образ молчаливой зверушки из которой вырастает главная героиня – образ нетипичный, но возможный.

Муртаза – татарин зажиточный и вообще кулак. Как уж он стал таким зажиточным человеком, при всех его дебильных действиях не понятно. Наверное, по злобе. Зачем-то зарубил корову. Назло соседям, вместо того что бы продать, а деньги спрятать. Пошёл прятать зерно в самое незаметное место в окрестностях – на деревенское кладбище. Наверное, чтобы в ауле, где все всё видят, было незаметно.
– Чего это Муртаза на кладбище опять поперся?
– Аллах его знает, наверное по дочерям сильно тоскует. Каждый раз с мешками туда, пустым обратно.
Кстати, женщины на кладбище в то время вообще-то «харам». Но Советская власть, слом стереотипов, освобожденные женщины Востока…

Особенно ушибла меня сцена встречи Муртазы и Зулейхи с отрядом НКВД. И дальнейшие события.
Сразу хочется сказать, что уважаемая автор книги женщина и в военно- специфических делах не разбирается. От слова совсем! Что старательно демонстрирует на протяжении всего произведения. И от этого ни книге, ни сериалу не веришь.
Отряд НКВД (на дворе уже 1930 год) больше похож на продотряд 1918 года. Причем, махновский. Эта разношёрстная банда. Кто в форме, кто в кожанке, кто вообще неизвестно в чём. Особенно порадовал персонаж в папахе нижних чинов Российской императорской армии. Наверное, заботливо хранил с 1917 года.
О том, что операция по раскулачиванию производилась в то время по плану, с уже готовыми списками, в присутствии местного участкового, представителей комитета бедноты, этого автор не знала. Поэтому встреча отряда с Муртазой больше похожа на встречу с айнзац-группой в лесах Белоруссии в 1943 году.

Авторы совсем забыли, что в данном случае НКВД представляют собой не продотряд. И им до фонаря есть остатки зерна в мешках у встречного крестьянина или нет. Что они там вообще собирались увидеть? Золото–бриллианты? Почему, наличие остатков зерна у крестьянина в санях в 1930 году вообще является подозрительным фактом, так поразившим НКВД? Может человек на мельницу зерно возил?
Муртаза в своей злобе тоже не нашёл ничего более умного, чем кидаться на людей, вооруженных огнестрелом, с топором. Как он дожил, с таким отношение к окружающей действительности до своих лет – не знаю. Но и сотрудники НКВД умом не отличаются. Вместо того чтобы повязать преступника и допросить, чего это он на людей с топором кидается. Может банда какая или ещё чего? Спокойно его пристрелили, и судя по всему просто поехали дальше. Правильно! На дворе 1930 год, в порядке вещей. Даже не поинтересовались кого грохнули-то. Знамо дело «Кровавая Гэбня», что с них взять.
Надо сказать, что у мусульман покойников хоронят в день смерти до заката. Так, что у Зулейхи должно бы оказаться немало дел. Родственников собрать, с соседями договориться, могилу выкопать, муллу пригласить… Нет, наша героиня ни о чем таком не думает. Она притаскивает покойного и нелюбимого мужа в дом и чуть ли не некрофилией с ним занимается. Забыв сказать о смерти мужа его матери.

Персонаж матери достоин отдельного психиатрического обзора. У Упырихи (почему Упыриха, а не Убыр? Татары всё-таки) явно голова не на месте. Одно хочу сказать: что съёмочная группа в процессе съёмок все мозги мне вынесла на предмет украшений татарской зажиточной женщины и их расположения на теле, чтобы снять сцену раздевания Упырихи в бане. В результате остались только «чулпы-коромыслы», неправильно привязанные к косам с внутренней стороны. Видимо, чтобы никто не подумал, что они есть. (Ну, автор так видит, что поделаешь).

Вернемся всё же к военно-специфическому. Как я уже говорил, видимо, Гузель Яхина, являясь женщиной, не знает, что сбор и конвоирование семей раскулаченных были целой операцией. Ведь командируется военная команда, выдаются патроны, паек, денежное довольствие, если не на спецконтингент, то на военнослужащих. И каждая операция такого рода проводилась по заранее подготовленному плану, разработанному маршруту передвижения, заранее составленным спискам, которые подготавливались местными органами самоуправления. И тому подобными мероприятиями. Обязательно в присутствии представителей милиции. Поэтому сцена ареста, описи имущества, сборов и отправления обоза выглядят дешёвым комиксом в стиле американской пропаганды времён Макартура. Нам конечно не привыкать, но стиль фильма вообще-то другой.
А тут, как в Голливуде. Пришла «Кровавая Гэбня». Учинила злодейство, и под пение интернационала обоз двигает в неизвестность. Конечно, у нас же 1930 год. Всегда так. А где Водка и Балалайка? И зачем Упыриху-то бросили? Тоже ведь родственница кулака, да ещё совершившего нападение на отряд. Надо было с собой забрать или расстрелять на худой конец.

Сцены с ночёвкой в каком-то ауле тоже поражают своей достоверностью, логикой и правдоподобием.
Для начала понятно, что никакого маршрута движения с заранее намеченными пунктами ночевки, оповещением местных властей и милиции у отряда НКВД нет. Зачем? Глупости всё это.
Вся компания ночью добирается до неизвестного аула и не ищет местного старшего, а стучится в мечеть. Ну а куда ещё стучаться? В жилой дом? Нет, ну кого ночью в мечети они хотели разбудить? Муллу? Так он живет, как и поп не в храме, а в отдельном доме. Сторожа? Так его там отродясь не бывало.
Но наши герои таки будят кого-то. И это оказывается местный председатель с винтовкой. Обстановка видимо в ауле, как в Гражданскую войну. И председатель один на весь аул, и колхозного добра не отдаст. Никому. В особенности людям в форме НКВД.

То, что мечеть превратили в склад – это понятно, и как ни странно, правдоподобно. В то время так и делали, то в склад, то в клуб. Но зачем на складе держать овец и зерно вместе? Овец то в других помещениях держат. И странно, что не свиней. Ну, для большего драматизма. Что бы ссыльного хазрата сразу удар хватил.
Мусульмане сразу же в оскверненной мечети намаз стали читать. А в это время НКВД вооружившись топорами стали зачем-то ломать пол в колхозном складе. Вредители, честное слово. Дров у председателя попросить нельзя? Да и просить не надо, НКВД же. Взял и конфисковал. Чего утруждаться, те же ссыльнопереселенцы бы и перенесли. Нет. Весь мир насилья мы разрушим.
И оставив часового внутри помещения со спецконтенгентом, (вопреки уставу гарнизонной и караульной службы, который в то время уже как ни странно был и выполнялся), все, и конвоиры и контингент устроились вместе на ночлег. Это специально что бы в случае попытки побега кулакам проще было до вооружённых людей добраться и оружие забрать и НКВДшников перебить.
А часовой вдобавок, патроны из винтовки вынул и мальчику – сыну кулака – оружие в руки дал. Если бы я что-нибудь подобное в армии на посту в своё врем учинил, я даже не знаю, что со мной начальник караула сделал бы. Но на пост в этот наряд я бы точно не заступил больше. А тут просто пожурили и напомнили про бдительность.
А как же? Начальнику, ведь, недосуг. Надо потрахаться. Тут же на соломе, в соседнем помещении со спецконтингентом, который свободно по всему этому помещению разгуливает.

Кстати, кто эта шлюха в бекеше и папахе? Освобождённая женщина труда, блин. Что она делает в отряде НКВД, находящемся на спецоперации? Её статус? В серии не указано. Да и автор сама не знает, потому что эта противоположность Зулейхе – Настасья (я так понял, что это она) введена для противопоставления нравственности главной героини своей безнравственностью И больше не для чего.

На всякий случай. 1930 год - время действия сего опуса – это на два года позже чем время действия «12 стульев» и время «Золотого телёнка». Это время действия «Поднятой целины» Шолохова. Как про разные страны!
И вот получается, что мы имеем развесистую унылую клюкву, в которую из-за несостыковок, нелогичности и просто ошибок, просто не веришь. Какая-то унылая антисоветская и антитатарская фантастика. Для кого это снято? Для женщин? Много политики и чуши. Для мужчин? Вообще ерунда.

Закройте мне веки пожалуйста.
©
Tags: Идеологическая война, Информационная война
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author