Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Тварей совершивших это ждёт свой Нюрнберг



[Свидетельства преступлений украинской хунты]
Погибшие 2 мая в Одессе.
Cписки жертв киевской хунты
Список пополняется.



Если удалят с ютуба, копии видео здесь
http://www.antimaidan.by/genocid-v-luganske-video/

Видео с ютуба удалили. На второй день.

Пользуйтесь http://rutube.ru


Эта женщина — Кукурудза Инна Владимировна — умерла в машине скорой помощи.










UPD:



КОНТАКТЫ ВОЕНКОМАТОВ НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ


Донецк (с 9-00 до 18-00):
+38 095-636-05-20
+38 093-398-46-67
+38 096-045-84-74

На данный момент помимо граждан Украины, России и Белоруссии, на Донбассе на нашей стороне воюют так же граждане Израиля, Венгрии, Сербии. В ближайшее время туда приедут бойцы из одной "неожиданной" для многих западноевропейской страны.
UPD: А вот и обещанный сюрприз : В Донецк прибыли представители итальянской антифашистской организации "Миллениум", выразившие желание оказать поддержку ДНР.



Бабушка из Славянска: Если хотите, то запомните меня: Назаренко Лидия Васильевна. Вот это и всё, сыночек.


This girl was 6 years old. She died Slovyansk (eastern Ukraine) from the projectile - howitzers by massive bombing residential areas of the National Guard of Ukraine on June 8 in 13 hours. 15min. Bloody junta that came to power in a coup Kiev sponsored U.S., every day hundreds of people destroys the civilian population in eastern Ukraine disagree with illegal government.
10300654_583271978437158_1569717848952121656_n


Краматорск, последствия обстрела




18.06 при минометном обстреле пос.Голубовка под Славянском была убита мирная жительница Елена Данченко, 30 лет. Ее 5-летний сын Арсений был тяжело ранен осколками в голову и вскоре умер на операционном столе в больнице.



13.07. при артобстреле Луганска погибла молодая женщина с грудным ребёнком.


Горловская мадонна




27 июля при обстреле карателями Горловки погибла молодая женщина Кристина Сергеевна Жук (6.09.1990) с годовалой дочкой Кирой (9.09.2013).



05.08.14 Донецк


София, 4 года. Убита осколками снаряда 27.08 в г. Кировское


Ученик восьмого класса Даниил Кузнецов погибший 05 ноября в Донецке




11 Январь 2015г.  – Во время артобстрела в поселке Кряковка на Луганщине погибли три человека — 14-летняя девочка, ее мать и бабушка.

Саша Смирнов, 4 года. Погиб при обстреле Петровского района Донецка 25 января 2015 года вместе со своим отцом Иваном Александровичем Смирновым (1989 г.р.).




Полина 8 лет. Задавлена в г. Константиновке пьяными солдатами на МТЛБ






Аня Костенко
(13.02.2011) погибла в возрасте двух с половиной лет 13 августа 2014 года при обстреле карателями городского пляжа в Зугрэсе, к востоку от Донецка. Всего жертвами обстрела стали 20 человек, включая троих детей.

Погибшие дети Донбасса




31 июля 2014 года в Луганске Отец Владимир вышел на улицу и направился домой после вечерней службы. Подходя к улице Чапаева, он вдруг увидел в небе бомбардировщик, который сбросил восемь 500 килограммовых кассетных бомб на парашютах. После взрыва первых двух бомб батюшка получил тяжелое ранение в грудь и левую руку. Зажимая рану в груди, о. Владимир вышел из прохода между домами на ул. Чапаева. Встал на колени и начал молиться, крестясь целой правой рукой
Так о. Владимир сподобился мученической кончине в день памяти преподобного Серафима Саровского и почил, стоя на коленях, также как много лет до этого великий русский святой. Сиротами остались пятеро его детей.
Помните убийцы: «Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт. 4: 10).



Материалы пополняются.

(no subject)

Хе хе, до конца месяца. Да я три месяца дома просидел, пока новую работу нашёл, и никто мне между прочим не платил. А тут лафа, солдат спит, денежки капают.

Про коронавирус

Помнится лет несколько назад рассказик по бессонице накалякал. Прям не думал что завязка так совпадёт.  Почему бы и не повторить

[Волна]-Нет, ты скажи, откуда ты знал? – снова завёлся Олег, представляющий из себя смесь записного хохмача и зануды, персонажей наличествующих в любой компании.  Его нытьё с подколками  несколько поднадоело, и я, расслабленный коньячком, поднесённым компанией ролевиков, и теплом от костра неожиданно для себя признался - Да я просто из будущего.
Закалённая компания ролевиков молчала недолго.
-Ну и как там? –  ехидно прозвучало с другой стороны костра.
-Спасибо, хреново – поддержал я тон беседы, всё ещё надеясь на её прекращение – В общем все умерли!
-А ты типа путешественник во времени, прилетевший всех спасти – оживился Олег.
-Нет – меланхолично ответил я.
-А что же ты тогда… - продолжил было Олег.
-А ничего – прервал я его на полуслове – Просто живу.
Схема для подколок очевидно была сломана и Олег замолчал.
-Так а что случилось?  - снова прозвучало с той стороны костра - Третья мировая, инопланетяне, эпидемия?
- Волна – ответил я – мы назвали это Волной.
-А точнее – не унимался голос.
-А точнее не знаю –ответил я – никто так и не понял, что это было.
-Ладно, спать ещё рано, так что давай по порядку – прозвучало от невидимого мною из за костра собеседника.
-Ладно, так ладно. Не любо не слушай, а врать не мешай – разрядил я для начала обстановку.
Первая Волна пришла в пятьдесят первом. Две тысячи пятьдесят первом, если полностью. Началось всё в  Юго-Восточной Азии. Симптомы первой фазы походили на простуду или грипп, поэтому никто не забил особой тревоги.

Першение в горле в течение первых трёх дней, потом  неделю заболевшего немного лихорадило. Попавших под Волну даже не госпитализировали вначале.  На десятый -  одиннадцатый день наступала развязка. Температура  начинала расти, зашкаливала за сорок, больной терял сознание, впадал в кому и в течение суток умирал от теплового шока.  Из-за того, что попавших под Волну не сразу стали госпитализировать, она успела разлететься по достаточно большому региону.  Тревогу забили на третью неделю, когда телами были переполнены все городские морги Юго-Восточного побережья Китая и  Вьетнама, а Волна ударила по Африке. Была объявлена пандемия, введены карантинные меры, а в поражённые районы выехали инфекционисты со всего мира. На исходе первого месяца Волны врачи сделали первые выводы, которые несколько обескуражили. Лучшие умы на лучшем оборудовании так и не смогли выявить возбудителя.  При этом заразность Волны оказалась крайне высокой. Достаточно было прикоснуться без защиты к вещам, которых в течение последних  суток касались больные  или оказаться без маски в одной комнате с заболевшим, как человек был обречён. Так погибли все врачи первыми принимавшие заболевших, а так же члены семей заболевших.  Докторов очень быстро стало не хватать, и на их место пришли волонтёры.  Для заболевших ввели строгие карантинные зоны. При этом, как это зачастую бывает, туда, не особо разбираясь, стали отправлять всех у кого фиксировались аналогичные симптомы. Стоило человеку кашлянуть на публике, как он мог быть тут же отправлен в карантин, что означало неминуемую смерть.  К середине  второго месяца счёт погибших  пошёл на миллионы. Началась паника. Волна добралась до Европы и Америки. Спасение нашлось неожиданно. Пока одни учёные продолжали усиленно искать возбудителя, другие  изучали истории болезни первых попавших под Волну, и  пробуя самые различные препараты, обнаружили, что некоторые больные всё же стали излечиваться. Более тщательное исследование показало следующее. Если в течение первых трёх дней больной начинал приём антибиотиков, то второй, лихорадочной фазы, не наступало и больной выздоравливал. При этом никакого иммунитета у излечившегося  не сохранялось и при новом контакте с поражённым, счастливчик мог снова подцепить Волну и умереть.  Что интересно, если вначале апробировались самые новейшие антибиотики и фармкомпании уже потирали ручки в предвкушении сверхприбылей, то дальнейшие исследования показали, что равно эффективны практически все типы антибиотиков, вплоть до старенького пенициллина. В результате к исходу третьего месяца Волна схлынула, и человечество стало подводить итоги. Общее количество погибших определили примерно в 5% всего населения Земли. Однако основной удар пришёлся на Юго-Восточную Азию и Центральную Африку, где некоторые регионы просто опустели, и там картина выглядела гораздо страшнее. Отчёты разных стран по заболеваемости, сведённые воедино ВОЗ, одних привели в замешательство, других невероятно возбудили.
Во-первых выяснилось, что Волна коснулась только азиатов и негров. Не было зафиксировано ни одного достоверного случая заболевания европейца. Ни один врач или волонтёр-европеец участвовавший в работе инфекционных больниц в Юго-Восточной Азии или Африке не умер от Волны. Те несколько тысяч случаев проявления Волны в Европе и Америке, которые правительства гордо относили на счёт эффективности карантинных мер, коснулись исключительно местных азиатов или африканцев.
Во-вторых, среди заболевших не было ни одного человека младше 12 лет.
В-третьих, возбудитель так и не был обнаружен.
Всё это конечно дало повод заговорить об искусственном характере Волны и генетическом оружии. Журналисты  рыли землю, парламентарии Америки и Европы устраивали слушания, куда таскали всех, кто по их мнению хотя бы теоретически мог быть причастен к созданию такого оружия. Версии плодились одна за другой, но никакого подтверждения ничему так и не было получено. На фоне общепланетного психоза вполне ожидаемо расплодились секты разного толка.  Одна из них называлась «Армия свидетелей Апокалипсиса». Именно эта секта ввела в оборот название Волна и стала утверждать, что произошедшее только Первая Волна, и что это вообще начало библейского Апокалипсиса, под который попали в первую очередь наиболее нагрешившие народы, а всем остальным дано время для раскаяния.  Такое разжигание понятное дело правительствам понравиться не могло и секту гоняли, что только прибавляло ей популярности, причём как ни странно даже в Азии и Африке.
Меж тем передышка была недолгой. Не дав человечеству толком опомниться и разобраться, в пятьдесят пятом году на Землю обрушилась Вторая Волна. На этот раз удар был всеобъемлющ и безжалостен.  В течение недели были поражены все регионы и все возраста. Симптомы при этом были абсолютно другие. Начиналось всё с небольших кровотечений из носа. В течение суток у поражённого воспалялись и начинали кровоточить все слизистые . Никакие кровоостанавливающие средства не действовали и больной погибал в течение трёх – пяти суток от кровопотери. При этом стандартные методы защиты, в виде маски и простых латексных перчаток, врачей не уже спасали, персонал больниц и карантинов погиб вместе с первыми пациентами и в дальнейшем врачам пришлось перейти на костюмы высшей биологической защиты с внутренней рециркуляцией воздуха и перчатками повышенной плотности.  Возбудитель опять не был обнаружен, да и в какой-то момент стало просто не до него. Началась уже не паника, а хаос. В этот момент между США и Россией произошел малый ядерный конфликт. Дело в том, что уже упомянутая «Армия свидетелей Апокалипсиса», как и положено нормальной секте разделилась на апологетов классического представления своей миссии и тех, кто решил, что раз уж они «армия», то и действовать должны более активно,  для чего стали вербовать своих сторонников среди политиков, а так же армий разных государств. В частности им удалось внедриться в ВВС США, при этом сразу трое представителей секты оказались в одной ракетной эскадрилье, что сыграло решающую роль. Дело в том, что в ВВС США существовал отдельный протокол на случай уничтожения системы главного командования. В нём предусматривалась возможность запуска ракет без получения команды от старшего начальника. Боевой компьютер мог быть активирован при участии трёх человек - командира эскадрильи, начальника дежурной смены и ещё одного человека, имени которого никто не знал и который предъявлял свои полномочия при объявлении боевой тревоги. По задумке  этого было вполне достаточно, чтобы обезопаситься от случайного запуска каким нибудь сбрендившим одиночкой. Но система как, оказалось, была бессильна против внедрения сектантов. Трое пробравшихся на ключевые посты смогли начать Апокалипсис. Ну, по крайней мере, им так показалось. Пять ракет несущих пятнадцать боеголовок вышли из шахт и устремились к целям, однако дальше что-то пошло не так, и произошёл ядерный взрыв. В результате были уничтожены, как те ракеты, что ещё оставались в шахтах, так те, что не успели удалиться от места пуска.  Что там на самом деле произошло никто так и не понял. Американская военщина потом конечно надувала щёки и хвасталась тем, что сработала некая секретная система безопасности. Но когда конгрессмены начали с пристрастием их допрашивать, почему эта система всё же допустила  несанкционированный пуск и что будет, если её перехватит враг и взорвёт все ракеты прямо в шахтах, военщина поникла и призналась, что несколько прихвастнула.
Наша национальная ПРО на момент удара ещё не была достроена, и полностью накрывала только европейскую часть страны и Урал где-то до середины. Сибирь, Южный Урал и Дальний Восток были защищены фрагментарно. В результате боеголовки шедшие на центральные области  были перехвачены, кроме одной уничтожившей Астрахань. А из шедших на Сибирь прошли три, две из которых упали на Тюмень, а одна упала на Оренбург.  Наши естественно не стали ждать и дали ответку. Правда не всеми силами. Пока «медленно ракеты уплывали вдаль», Пентагон обрывал телефоны прямой линии и просил «не стреляй!». В общем полного атомного «апокалисеца» не произошло. Американская ПРО кстати показала более плохие показатели, чем наша, перехватив , по их заявлениям, треть наших боеголовок, на что наши генералы загадошно улыбались в усы и говорили успокаивающим тоном: – «Ну, ну, это ничего». Так что, пролива между Канадой и Мексикой конечно не получилось, но реперы Восточного побережья похоже ещё долго не будут иметь достойных соперников.
После того как все перевели дух, внезапно выяснилось, что рост заболеваний прекратился, а к исходу второй недели после конфликта Вторая Волна стал спадать.  После подведения итогов человечество пришло в уныние. Количество погибших оценивалось примерно в треть всего населения, правда с удручающе низкой с точностью ибо сами понимаете, считать погибших в некоторых регионах было просто некому. Причин ухода Волны тоже не поняли. Чисто эмпирически предположили, что на Волну подействовал радиационный фон, несколько повысившийся из за пары десятков ядерных взрывов и пары десятков боеголовок растёртых  в пыль противоракетами, но это объяснение было уже скорее от бессилия.
Человечество начало впадать в уныние. И тут неожиданно снова заявила о себе, только не смейтесь, «Армия свидетелей Апокалипсиса», которую оказывается  били били не добили. На этот раз пережив третий раскол сектанты предложили себя в качестве искупителей грехов человечества. Они готовы были выступить в качестве подопытных кроликов для прививания Волны и последующего изучения.  Человечество сказало: «а почему бы и нет?» После чего добровольцев загнали в специально огороженную зону, куда со всеми предосторожностями свезли останки погибших как от Первой, так и от Второй Волны. Добровольцев предупредили что «если что» зона будет уничтожена ядерным оружием, так что «не шалите там». После чего все затаили дыхание в ожидании результатов. Результатов однако не последовало. Останки оказались абсолютно инфекционно инертны. Их можно было лизать, жевать, настаивать на чём угодно и запихивать куда попало. Ничего не произошло, кроме пары случаев заражения крови у особо рьяных. Человечество разочаровано выдохнуло и снова погрузилось в уныние. Проведя в депрессии и ожидании конца почти десятилетие, человечество неожиданно обнаружило, что всё ещё живо. «Однако - сказало человечество – чегой-то я?» И стало постепенно выходить из депрессии.  Выросло целое поколение, знавшее о Волнах только по книгам. Я вот например представитель этого поколения.
Развязка наступила внезапно. В восемьдесят седьмом году ударила Третья Волна. Симптомы опять изменились. Всё начиналось с головокружений, вызванных скачками кровяного давления. В течение часа они усиливались настолько, что  человек просто не мог устоять на ногах. Потом происходила потеря сознания, и человек умирал в течение нескольких часов от обширного инфаркта или инсульта. Никакие меры изоляции уже не помогали. Врачи теряли сознание и умирали прямо в костюмах биологической защиты. На улицах воцарился транспортный коллапс из за многочисленных аварий. В течение недели с человечеством было покончено. Слушая земной радиоэфир мы поняли, что уцелели только изолированные группки людей не имевшие контакта с остальной цивилизацией на протяжении последних месяцев. Возможно уцелели всякие аборигены, живущие вдали от городов, жители глухих деревень, монастырей и прочие отшельники типа персонала отдалённых метеостанций. Впрочем относительно последних применять термин «уцелели» был несколько преждевременно. Дело в том, что многие из них, как например персонал антарктических станций, самостоятельно выбраться на Большую землю не могли. И поскольку ни самолетов, ни кораблей прислать за ними было уже некому, судьба их была незавидна, и жить им оставалось столько, насколько хватит еды, а главное топлива. Небольшой шанс был у аргентинских полярников, имевших на базе небольшой гидросамолёт для местных полётов. Они начали его облегчать и оснащать дополнительными баками,  чтобы несколько человек могло долететь до оконечности Южной Америки. Ну и конечно стоит упомянуть нас. Пятнадцать человек лунной экспедиции, чья судьба была намного хуже,  чем у полярников. Те хотя бы чисто теоретически могли спастись верхом на попутном айсберге или плоту,  сделанном из пустых бочек. Нам же ни один попутный астероид в течение ближайших пару миллионов лет не светил. А полноценного самообеспечения  станция заложенная ещё до Первой Волны так и не достигла.  Нет, с энергией-то у нас, в отличие от полярников,  было всё в порядке.  Реактор замкнутого цикла с оставшимся  ресурсом в пятнадцать лет термоэмиссионного режима  плюс десять лет термопарного режима, плюс экспериментальные гравитонные преобразователи, который теоретически вообще был вечным, полностью обеспечивали насущные потребности, да ещё с запасом.  А вот с остальным было хуже. Еду нам пополняли раз в год и наличных остатков могло хватить примерно на шесть месяцев. На восемь если снизить нормы. Выращивать еду для полного самообеспечения персонала станции мы так и не начали. Водорослевая ферма давала к рациону небольшую прибавку  весьма отвратительного вида и вкуса. Полярники хотя бы пингвинов наловить могли. Интересно, какие пингвины на вкус? Вода  регенерировалась в замкнутом цикле вместе с кислородом, но станция имела достаточно большой объём, множество стыков и сочленений, и хотя большей частью находилась под поверхностью, несколько процентов воды и воздуха в год диффундировали  за борт. Плюс потери при выходах на поверхность. Как ни вакуумируй шлюзовую камеру, давление до космического уровня в таком объёме всё равно не довести. А выходить изредка надо.  Некоторую надежду давала шахта, пробитая к гидратам, из которых  предполагалось добывать воду и кислород. Но производство ещё только предстояло наладить.  И в любом случае это не решало проблему с едой, а главное с надеждой на возвращение. Чтобы доставить нас на земную орбиту, было необходимо  совершить четыре рейса «Лунного фрегата». Плюс там ещё четыре спускаемых аппарата земного типа. Человечество в лучшем своём состоянии осуществляло один пассажирский и один грузовой полёт к лунной станции в год. Поэтому нам только оставалось слушать земной радиоэфир и радоваться небольшим победам аргентинских полярников, которые на маленьком гидросамолёте смогли добраться до континента. Но то, что они передали, ввергло уже не в уныние, а просто в оцепенение. Оказывается под Третью Волну попали животные и птицы. Я вспомнил что было обрывочное сообщение, в котором говорилось о начале падежа среди домашних животных. Один полярник через веб-камеру разглядел в своей комнате труп кошки. Однако другой обнаружил домашнюю игуану в целости разгуливающую по столу возле компьютера. Но тогда это не обратили внимания – слишком быстро всё произошло. И вот  подтверждение – на протяжении недели пути, им встречались только насекомые, змеи и черепахи. Ну и конечно рыбы с лягушками. Хотя про рыб полярники и так знали, так как видели их в прибрежных водах Антарктиды.  В общем жизнь на Земле была отброшена куда-то в Мезозой, в домлекопитающую эпоху. Так заканчивался первый месяц после краха цивилизации.
В один из дней моего дежурства на пульт поступил сигнал о сбросе напряжения гравитонных преобразователей. Технология была относительно новая и поэтому сбои были не редкостью. Собственно я, как инженер-электрик, занимался наработкой опыта эксплуатации подобных преобразователей.  Надев лёгкий скафандр и оставив запись в журнале дежурств, я привычно полез в кабель-канал ведущий к полю преобразователей. Канал находился на глубине пять метров от поверхности, поэтому полный скафандр был не нужен. Пройдя по меткам пол-пути до поля, я ощутил неожиданный  толчок и упал на бок. О луннотрясениях  я, конечно слышал, но за пол-года в них не попадал. Основной фонарь потух, аварийный почему-то не включился. При попытке выпрямиться ноги упёрлись во что-то. Снова затрясло и моя голова несколько раз ударилась обо что-то не похожее на гермошлем. После этого тряска прекратилась и я услышал какой-то щелчок. Прямо надо мной появилась какая-то щель.  Потом она расширилась и ко мне склонились две упитанные морды.
-Ты откуда, козёл? – рявкнул один. Второй молча вытащил меня как оказалось из багажника автомобиля, и попытался поставить на ноги. Вы пробовали когда нибудь встать на ноги после мгновенного перенесения с Луны на Землю? Это не говоря о некотором офонарении от вида окружающего земного пейзажа. Здравая прагматичная мысль о повреждении скафандра и последующем кислородном голодании была мгновенно повержена мыслью о чудесном спасении, которая изнуряла наверное большинство уцелевших умов человечества. Вместе с поверженной мыслью, рухнул и я.  Сквозь затуманенный разум донеслось : «Да брось ты его, валим отсюда!» Потом хлопки автомобильных дверей и шум удаляющегося авто. 
Тёплый, даже горячий асфальт на щеке, как символ земной цивилизации привёл меня в чувство и подтвердил реальность окружающего. Дальнейшие детали уже не так интересны. Волею неведомых судеб я оказался в России, в  Лен.области, в 1993г. На мне была вполне аутентичная одежда. В кармане пиджака был паспорт гражданина СССР, с фотографией чем-то похожей на меня, ключи и справка с места прежней работы. По документам я нашёл своё жильё, и стараясь не привлекать внимания, стал осваивать новую реальность. Тем более что жизнь одинокого холостяка, кем был новый я, и окружающий бардак девяностых вполне позволяла это сделать. Когда пришла пора менять паспорт уже на российский, пришлось немного поволноваться, но всё прошло гладко и я окончательно легализовался. С развитием соцсетей  даже списывался с некоторыми одноклассниками и однокурсниками того старого "я", собирая информацию о "своём" прошлом. Однако от встреч в реале предпочёл уклониться.  Не знаю, что грозит человечеству и как этого избежать. Даже если всё повторится, я вряд ли доживу до Первой Волны и совершенно точно не доживу до Третьей. Поэтому  просто живу, здесь и сейчас. Хотя не исключено, что на самом деле мои останки давно истлели в лунном кабель-канале и всё окружающее чей-то мираж.
Костёр догорел и только особо упорные угольки пытались ещё подать о себе знать роем слабых искр. Я встал и не торопясь пошёл в сторону шума Приморского шоссе. Меня так никто не окликнул. Подвернувшаяся попутка довезла меня почти до дома, и после десятиминутной прогулки по ночному Питеру я с удовольствием растянулся на диване. Впервые за несколько месяцев я спал спокойно и вернувшийся после двадцатилетнего перерыва кошмар меня не мучил


Впрочем это всё дилетанщина. Желающим погрузится в качественную параною рекомендую сериал "Utopia" Финальная тема там просто отпад

Атака казаков в Гражданскую войну:два описания одного боя

1 (17) апреля 1918 года во время сражения за Екатеринодар кавалерия белых в конном строю атаковала пехоту красных. Вот как об этом писал в своих воспоминаниях, опубликованных в 1935 году, Л. Половцов



 "Отряд черноморцев (казаков, воевавших за красных - ИО) вырывается с фланга, грозит отрезать армию от обоза. Ген. Эрдели бросает всю конницу в атаку. Место топкое, поросшее кустами и деревьями. Черноморцы метким, прицельным огнем встречают кавалерию. Но месть, месть за убитого (генерала Корнилова - ИО), - и полки несутся, как бешеные. Рубят с плеча, топчут лошадьми, и отборное войско "товарищей" мечется в ужасе. Влезают в кусты, прячутся за деревьями, но везде достает их острая шашка, а пощады нет. Триста всадников, однако, полегло на месте... Обходная колонна разбита, и грозная опасность для обоза, со всеми ранеными, миновала"
(Половцов Л. Рыцари тернового венца).

Однако эта редчайшая для того периода атака кавалерии на пехоту предстает совсем в другом свете глазами полковника Черешнева, участвовавшего в ней в качестве командира взвода казаков.

"Наступал момент, о котором каждый из нас мечтал с раннего возраста - атака в конном строю и рубка противника. Подтянув подпругу у моего горячего и несовсем послушного коня и проверив, легко ли шашка выскакивает из ножон, я огляделся. Взвод был готов. По совету бывавших уже в конных атаках офицеров мы оставили наши "кожухи" и бурки под скирдою и в строй стали налегке. Опять команда: "По коням; садись", - и взвод выравнялся по соседям юнкерам. Правее нас выстраивался 1-й эскадрон; левее виднелись густые ряды Елизаветинцев и Марьинцев. Передние сотни сразу же построили двух-шереножный развернутый фронт; кто был во второй линии, не знаю, но кто-то был. До неприятеля в этот момент было шагов с тысячу. Командир сотни, гвардеец полковник Рашпиль, выехал на уставную дистанцию вперед, повернулся в седле и, указывая в сторону противника, скомандовал: "Сотня в атаку - Шашки вон - рысью - МАРШ!" - и сразу же поднял своего большого гнедого коня в свободную рысь, сверкнули наши шашки, и сотня двинулась за своим командиром. Первое время мы шли по твердому грунту, и наши кони охотно и легко следовали за бывшими впереди взводным командирами. Мой "Азият" вообще не терпел кого-либо впереди, и мне трудно было сдерживать его порыв вперед. Злился я на него ужасно: негодуя на сдерживающий повод, он уклонялся то вправо, то влево, и ломал строй. На этого коня и двух рук было мало, а тут ведь в правой руке была шашка; как я не отрубил себе ухо, не знаю. Еще более негодовали на меня мои соседи, прапорщик Кадушкин слева и подъесаул Помазанов справа. Мы быстрою рысью сближались с неприятелем. Огонь противника был редким, но пули уже находили случайные жертвы в наших рядах. Прошли мы так, рысью, шагов 300 - 400; полковник Рашпиль перевел нас на намет, и только что мы начали скакать, как твердый грунт кончился, и мы очутились на вспаханном поле. Кто знает кубанский запаханный чернозем, да еще весной, после таяния снега и дождей, тот поймет наш ужас, когда мы начали чувствовать, как все больше и больше уменьшалась скорость нашего движения. Мы продолжали скакать, но уже на тяжело дышавших лошадях. С расстояния 400 шагов красные открыли огонь залпами. Здесь уже можно было видеть, как падали лошади и валились с них люди. А немного впереди, еще 100 - 150 шагов, сотня напоролась на болото. Лошади с трудом, где "собачьей рысью", а где и шагом, двигались вперед по этому болоту. Против нас красные были в двух шеренгах; передняя стреляла "с колена", а задняя стоя. Цепи красных были неровные: местами они сбивались в кучки, а в других местах стояли одиночки, в 3-х, 4-х шагах друг от друга. Каждый из нас смотрел вперед и ждал - когда же они повернут и побегут назад. Но ни беглецов, ни потерявших дух не было. Вглядываясь вперед я, к своему удивлению, увидел на некоторых рыжие и черные мохнатые шапки, каких много было у закубанских пластунов. Так вот почему не было паники у нашего врага! Мы продолжали атаку, хоть наше "Ура" уже перестало быть грозным и мощным. Нас продолжали расстреливать, теперь уже частым огнем. Тут, собственно, и погибла наша сотня. Пал Рашпиль, многие юнкера; получил рану в грудь и наш взводный, подъесаул Чигрин; рядом со мной был ранен в руку подъесаул Помазанов. Линия атакующих перестала быть линией: кто выбыл из строя по ранению, у кого упала лошадь, а кто и повод начал укорачивать, не видя рядом соседей. Нашей кучке повезло: грунт перед нами был выше и суше, чем у соседей, и коням было легче идти. Кричим "Ура" и наддаем ходу. По сторонам уж некогда оглядываться, но слышим, что "Ура" замирает и, наоборот, становятся слышны крики и "Ура" от противника. Вот тут-то, не дойдя до неприятеля всего лишь шагов 50, кто повернул назад, а кто вдоль фронта вправо. Вперед продолжали скакать лишь те, кто не мог остановить разгоряченных лошадей, да еще те, кто даже в этой ужасающей обстановке инстинктом понимали, что на такой дистанции повернуть спину к противнику - значило стать мишенью для стрельбы в упор. Против нашей кучки всадников (а скакали мы в интервалах 2-х, 3-х шагов) были одиночные люди неприятельской цепи. Передняя шеренга встала с колен, и тут у них началось небольшое замешательство: кто начал отступать к задней шеренге, кто перемещался вдоль цепи, кто вкладывал в затвор новую обойму, кто брал винтовку за дуло для встречи нас "в приклады". Это волнение и спасло нас. Как мы проскакали последние шаги, не знаю, не до того было. Помню только, что для себя я наметил точку удара: вразрез между красногвардейцем в солдатской "ушанке" справа и "рыжей шапкой" слева. "Ушанка", видимо, выпустив очередную пулю в несущегося на него всадника (и, к счастью, "промазав"), колебался не то досылать следующий патрон в ствол, не то готовиться встретить врага штыком, Его-то, "ушанку", я и выбрал для себя, оставивши "рыжую шапку" Мише Кадушкину. Так мы и влетели в цепь: слева от меня Кадушкин; справа урядник Скрыпник, чуть дальше вправо урядник Шрамко, сотник Ярош, урядник Телеганов и еще кто-то. Еще до удара я решил рубить сначала вправо, и сейчас же влево. В последний момент моя "ушанка" подняла винтовку, чтобы закрыться от моего удара шашкой, но одновременно этот человек уклонился от меня полуоборотом влево, и этим открыл шею и правое плечо. По шее я и рубанул. В следующий момент я перегнулся влево, рубить пластуна в рыжей шапке, но мой "Азият" как-то внезапно рванул вправо, и я ударом влево промахнулся. Сейчас же за этими двумя красными показалась еще какая-то фигура, опять у меня слева. Я ее кольнул но, далеко перегнувшись, чтобы достать ее концом клинка, я сам чуть не слетел с коня. Впереди меня никого не было; крики и стрельба были уже позади, и мне стало ясно, что я очутился в тылу у противника, сзади его цепей. Подскочили ко мне мои одностаничники прапорщики Кадушкин и Шкарлат, невредимые, и сотник Ярош, раненый в ногу, Урядник Скрыпник остался убитым при прорыве через цепь, Недосчитались мы и Телеганова; были и еще, кто не прорвался. Мы, уцелевшая четверка, сразу же сообразили, что единственной возможностью для нас выйти назад к своим, было пробовать обогнуть неприятельский отряд подальше от места атаки. Так мы и сделали: по кустам и за деревьями мы взяли влево и очень скоро нашли конец неприятельской цепи; загнувши еще больше влево, мы довольно быстро очутились "на нашей стороне". Подскакали ближе к укрытию и заметили, что там много всадников и пеших, сообразили, что это были "кадеты". Так оно и оказалось: это были казаки-Елизаветинцы, не дошедшие в атаке до Садов и "благоразумно задержавшиеся" у разных закрытий. Подъехавши к ним, мы свалились с коней: тут мы почувствовали страшную усталость. Ярошу перевязали раненую ногу; пуля, ранившая Яроша, вошла в плечо его коня, но, очевидно, не затронула ни кости, ни артерии, так как конь был в полном порядке. Зато с моим "Азиятом" было хуже: у него в левом бедре была рваная рана, и из нее беспрерывно шла кровь. Это была штыковая рана; "рыжая шапка" метила штыком в меня, но, уклоняясь от удара Кадушкина, запоздала и вместо моей ноги ударила штыком в "Азията". Тут я вспомнил, как вздрогнул мой верный конь, когда мы проскакивали цепь. На мне же не было ни царапины, хотя два пулевых отверстия испортили рукав и левую полу моей "бичехаровки" (дачковая гимнастерка, с грудными карманами "под газыри")"
(Черешнев В. Конница под Екатеринодаром //Вестник первопоходника. №9 июнь 1962 года).

©

Центральный музей ВС РФ показал личное дело комдива В. И. Чапаева

https://rossaprimavera.ru/news/b7bf4c25
Личное дела народного героя Гражданской войны В. И. Чапаева представил замдиректора Центрального музея ВС РФ Владимир Лукин 28 мая в ходе встречи с потомками В. И. Чапаева, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

О фильме "Коридор бессмертия"



Сходил на "Коридор бессмертия". Мне про него в эти дни раз пять уже написали - "железнодорожная драма", дескать, твоя тема.

Пошёл для галочки - фильм транспортный, и правда надо бы. Хотя после мерзкого "Края" Алексея Учителя 9-летней давности я уверился, что наши творческие творцы обязательно испоганят военную тему - да ещё и в такой крайне специфической отрасли, как железная дорога. Которая нечасто попадает на экраны - и то в основном в виде клюквы. Однако в реале оказалось всё совсем наоборот: посмотрел его со всё возрастающим по мере просмотра интересом и ушёл из зала с приятным послевкусием. Пожалуй, фильм тянет на сюрприз года - причём в сугубо положительном ключе!

Сюжет в общем-то простой: две ленинградских девчонки в начале 1943-го (а это уже второй год Блокады) вербуются на железку, прельщаемые рабочей карточкой и гарантированным пайком. В то время для гражданского это был шанс выжить. И попадают аккурат на строительство железной дороги в Шлиссельбургском коридоре. Дорога строилась ударными темпами сразу после прорыва блокады по временной схеме, вступила в строй 7 февраля 1943 г. и её пуск позволил дать Ленинграду снабжение и намного поднять нормы питания. Однако она проходила всего в 5-6 км от линии фронта и постоянно обстреливалась с Синявинских высот - поэтому работа там была сопряжена с крайним риском. Много народу погибло при проводке и обеспечении движения эшелонов. А к началу мая проложили вторую линию - уже дальше от линии соприкосновения, в 15 км от фронта. Всё равно близко, но уже не так смертельно.



И вот в эту мясорубку февраля - апреля 1943-го попадают эти самые девахи. Пересказывать все их приключения и неожиданные повороты сюжета не буду, однако отмечу вот что: на моей памяти это вообще в принципе первый фильм, который связно рассказывает широкому зрителю о феномене паровозных колонн особого резерва НКПС - ОРКП. Эти самые колонны, по моему мнению, были таким же знаковым и важным явлением периода войны, как штурмовики Ил-2 или "катюши". И со стратегическим значением не меньшим, чем к примеру поставки по ленд-лизу. Но о них практически не известно, они в тени внимания публики. Это ведь не оружие, не танк и не самолёт.

Что вообще это есть такое, если вкратце? ОРКП - это мобильные паровозные колонны по 30 локомотивов, которые действовали как соединение под одним командованием в полосе конкретного фронта. Они имели в своём составе по 2 полноценных бригады на каждый паровоз, а также турный вагон для отдыха бригад и свой отдельный мини-эшелон с ремонтной мастерской, баней, прачечной и управлением колонны. Весь персонал числился на военном положении, с соответствующим снабжением, пайком, строгой дисциплиной и был снабжён оружием.

В ОРКП выделялись только легкие или средние паровозы - всегда строго однотипные для одной колонны, дабы обеспечивать быстрый ремонт одной марки. В основном это были Эу или Эм, а на южных фронтах - ещё и СО. Каждый локомотив был жёстко закреплен за 2-мя сменными бригадами, у которых выделялся старший машинист. Паровозы "Э" были лёгкие и поэтому могли проходить по хлипким, на скорую руку восстановленным прифронтовым линиям и проводить по ним к фронту типовые 15/20/25-вагонные эшелоны. Снаряды, питание, запчасти, новая техника и проч. Поскольку ОРКП были не привязаны к депо и к тыловой ж/д, они перемещались сразу вслед за "своим" фронтом - который таким образом обретал оперативную мобильность и устойчивое снабжение, включая тяжелую технику. Ведь один состав - это эквивалент 800-1000 полуторок или 300-350 студебеккеров. Это только один состав! А если он к тому же проходит по плохим линиям вблизи фронта, а сами локомотивы просты, устойчивы к боевым повреждениям, могут потреблять некачественное топливо и при этом быстро ремонтироваться близ линии фронта, невзирая на наличие/ отсутствие стационарных депо - то такому логистическому инструменту фронта или армии цены нет.

"Колонны особого резерва НКПС" были внедрены при наркоме А.В. Хрулеве (который был одновременно начальником Тыла РККА) в начале лета 1942-го - после первого снятия Кагановича, сперва в количестве 11 колонн. Через полгода их число увеличилось до 35-36. Их эффект во время снабжения Сталинградской битвы и пробивки блокады Ленинграда оказался исключительно высоким и дал такие серьёзные результаты после хаоса осени 1941 - весны 1942 гг., что колонны ОРКП затем росли в числе всю войну - при сохранении принципов их работы и формирования обр. 1942. Наивысшее число колонн особого резерва было достигнуто к концу 1944 г. и вместе с ленд-лизовскими тяжёлыми грузовиками они обеспечили высокую мобильность фронтов Красной Армии в целом, превзойдя в этом показателе вермахт, снабжение которого велось "по-старинке" - линейными локомотивами, привязанными к депо и узлам. Да, немцы после 41-го внедряли дешевые "военные" паровозы - тотальная война заставила, однако до радикальной перестройки организации транспорта они так и не дозрели. И возможности быстрого маневра наличным транспортом они не имели, их механизм управления был более тяжеловесен, а цепочка прохождения команд - сложнее. Немцы были точны и пунктуальны, они были тотально радиофицированы - но при этом не могли почти мгновенно реагировать транспортом на изменение боевой обстановки, как мобильные советские ОРКП.



...Впрочем, я отвлекся. Так вот, этот удивительный феномен советского военного транспорта можно видеть в фильме в его самом житейском, "низовом" измерении. Быт турного вагона, построение и состав бригады ОРКП на ленинградском участке фронта, внутреннюю слаженную работу бригады - паровозники, кондуктора, снабженцы, ремонтники. Уже только это стоит того, чтобы посмотреть фильм. И чем дальше, тем с большим удивлением я смотрел на то, как реалистично и фактурно создатели фильма реконструировали "транспортную" часть с её деталями - взятие жезла на перегоне, расцепка под огнем, работа внутри паровозной будки, связка тендер-паровоз, кондуктора на "хвосте" состава и т.п. Чем ближе сюжет двигался к концу, тем больше я сгорал от нетерпения узнать, так кто же консультировал авторов? Потом, когда уже пошли титры и народ стал расходиться, я таки дождался концовки. Там был указан только один главный консультант - Борис Лапидус, но мне и этого было уже достаточно. Кто не в курсе, это бывший главный экономист МПС РФ, затем вице в РЖД, а сейчас старший советник гендиректора. Причём он начинал на линейной должности как локомотивщик, и до перехода на "экономическую" работу к 1982 г. прошёл много ступеней реальной низовой "железки". Понятно, что с его обширными связями и опытом, можно было привлечь к работе целую команду опытных консультантов. Отсюда и качество отображения работы фронтовых колонн. Кстати, сам Лапидус сыграл в фильме эпизодическую роль старого машиниста-наставника.

Кроме этого, фильм снят без фиги в кармане, которую так любят современные режиссёры. Это меня удивило не меньше, чем качество сьёмок и реконструкции паровозной техники. И даже показ вооружённого конфликта капитана госбезопасности (который отвечал за сохранность "особого груза" в эшелоне - вывоза циклотрона ЛФТИ из Ленинграда на Большую Землю) и начальника поезда обошёлся без выставления гэбэшников картонными идиотами с наганом. Засветился в начале фильма и Жданов, которого тоже интеллигенция не жалует. Также радует, что режиссер не опустился до любовно-постельного асисяя, который часто уродует военные драмы искусственной "клубничкой". Любовная линия там есть, но она отображена вполне целомудренно - в советской традиции. Есть мелкие придирки (сугубо мои), но я их даже не буду перечислять - на общем фоне они незначительны.

Есть, конечно, в картине и недостатки. Довольно слабый сценарий, в смысле проработки сюжетных линий, которые причудливо переплетаются и внезапно затухают или вообще исчезают. Характеры в смысле актерской игры весьма хлипко отображены. Можно было ярче и рельефней показать "работу" диверсанта, которого приняли в ОРКП из ленинградского депо. А то он совсем внезапен для зрителя. Не очень понятен смысл дуэли с вражеским бронепоездом (или миномётным гнездом?) и смутен её исход.

Кроме того, чувствуется, что создатели "Коридора" испытывали финансовый голод - плёнка темновата, на свете экономили, какие-то эффекты упрощены и примитивизированы. Им бы миллионов 10-12 добавить - и фильм был бы красочней, ярче. Жаль, что на него хорошей техники не расщедрились, а вот на всякое пафосное говно с клюквой бабла расходуют немеряно. Я потом прочитал, что на досьемку фильма создатели собирали денег на Планете.ру, оказывается. Но вот я, допустим, об этом факте вообще не знал.

* * *
Резюме: любителям транспорта, паровозов, железной дороги и военной драмы идти строго обязательно!
Остальным - по желанию, однако думаю, что просмотр доставит и вам удовольствие. Нечасто видишь такие шикарные сьемки эпохи, с минимумом "творческих" допущений. Консультантам фильма - огромный респект!

PS. И ещё: фильм очень ленинградский. Это особенно подкупает. Ленинградцы, идите и смотрите.

Сергей Сигачев